Волжская экспедиция Антихрупкость. Журнал второго плота.

В начале мая состоялась первая в этом году экспедиция в верховьях Волги.

От клуба «Морские практики» участвовали четыре карбаса «Мотуга», «Итить», «Сейгод», «Койду» и два капитана — Евгений Шкаруба и Михаил Крупенин.

Мы доставили карбасы фурой на Базу Вселуг, которая находится на озёрах у самого истока Волги. Там занимались теорией и практикой управления карбасом, а затем отправились в поход от Селижарово до Старицы.

29.04 Суббота

0900 завтрак. Роскошно поздний, расслабленно неторопливый, это же дом отдыха. Сосиска, разделённая на 2, каша пшенная, колбаска копчёная.

1130 Клеим подтекающий Койду. Он у нас первенец — на нём была набита рука Тёмы мастера, потому он и самый неотёсанный и самый любимый.

1530 прибыли дети, рассыпались по поляне, нарушили аппетит отдыхающей тёте, выписали респект моей причёске, скомкались в кучу и раздавая дверные косяки уплотнились в дом, делиться на команды.

1630 ручьями стекаются к лодкам молодые участники экспедиции. Им надо выплеснуть всю свою энергию, им интересно и нужно всё, сразу и побольше, а через секунду — уже ничего и поменьше. Ещё мгновение и снова внимание сконцентрировано. Управлять этой стихией невозможно, поэтому идём по ветру эмоционального циклона, которым нас захлестнуло, улыбаемся и покоряемся судьбе. На следующие 9 дней мы одна команда и участь наша хоть тяжела, но другой мы не желаем!

Когда первый накал спал, удалось познакомиться кое с кем поближе. К примеру, Саня — мелкий, круглый парень, который перед тем как приехать, заявил, что готов терпеть все невзгоды и хочет показать этому миру, кто он такой на самом деле. Но беспокоится, что затоскует по дому. Имя моё он, кажется, нарочно не запоминает, Александр, Антон, Андрей.. до М дойдем, дай Бог, к концу похода. Хороший парень, с выдумкой.

Ева и Давид попали в один экипаж. Библейские сюжеты будут разворачиваться в нём. Надо следить.

1900 Тренировка закончилась и мы принялись ждать ужина. Повар Женя развёл огонь, поставил на него какой-то замысловатый грушеобразный предмет — то ли казан, то ли самогонный аппарат и начал дуть в него опахалом. Готовилось все активно, с дымом, танцами вокруг и покряхтыванием всех свободных и молодых, группирующихся по интересам к еде — этим чипсы, другим семечки, третьим — ничего не досталось, потому что начали вязать узлы и разбираться с правилами радиообмена.

Наконец, к 21 разобрались с грушей-казаном и отужинали.

Глеб и Соня рыбачат. Не уверен, что у них даже удочки в руках есть, но и ловят они не рыбу, а равновесие.

30 апреля, воскресенье

0808 я проспал, но кажется, ничего не пропустил. Вчера я убеждал Глеба, что без дисциплины — никуда, что нужно установить график, что всё должно быть по уставу! И проспал.

1130 выходим. Вереница на вёслах вьётся вдоль берегов, мимо церкви и обетного креста, отправляющего меня мыслями на Мезень-реку. Устраиваем соревнования — кто быстрее дойдёт до мыса, за которым поставим паруса. Ветерок попутный, заходящий в борт, поэтому идём к мысу, за которым можно спрятаться, чтобы раздать указания и потренироваться.

1330 Мыс позади, ставим паруса. Теряем перчатки и черпаки, за борт летят вскрики и фантики, шелуха осыпается, проявляются души. Сила характера разнится и переливается между участниками. Саня теперь гребёт как бывалый, а Ева ставит паруса и бойко вяжет узлы.

1530 пришли на привал, обед готов, аппетит зверский, проглотив суп мы идём осматривать окрестности. Здесь, неподалёку стоит две церкви Рождества Иоанна Предтечи. Как объяснить ребёнку, зачем они нужны, когда собственное понимание зиждется на неясном чувстве умиротворения и величия духа?

Так и говорю. 300 лет назад люди собрались, чтобы построить нечто величественное, как раз чтобы выразить невыразимое, постараться вместить в короб храма неуловимое ощущение того, что не может быть выражено в материальном мире. Вроде бы поняли.

1730 выходим на базу. Задерживаемся, нас подпирает тёмный небесный фронт, предвещающий смену ветра, погоды и парадигмы — с тренировочного лагеря на суровую экспедицию. В общем, всё по плану. Ведём на буксире карбасы. Ветер пока встречный, в процессе заворачивает направо — ещё один признак надвигающегося фронта окклюзии.

2000 ужин, мы вернулись на базу, юные моряки уже не разбегаются кто куда, а старательно приводят лодки в порядок, отчерпывают, раскладывают всё по местам, швартуют. Удивительно, как работает внимание. У ребёнка оно направлено во все стороны, нейронные связи ещё не выстроились в чёткие последовательности, не закостенели. Значит нет проторенных дорожек анализа действительности и не приобретены ещё ценности, поэтому наша задача их создать.

Теперь на общем сборе после ужина воцаряется тишина в противовес вчерашнему гвалту и подростковым насмешкам над взрослыми. Все сидят и старательно срисовывают с доски похожие на мышей карбасы, которые рисует Женя. Так, постепенно, день за днём ребята понимают, что такое свобода и радость парусного дела.

1 мая, понедельник

0800 планы меняются. Пока Глеб спал, ему в голову пришла идея всё же не тащить лодку 50 км на ветру и холоде, а взять на себя заботу о доставке прицепа к бейшлоту. Перегонять карбасы будем в команде из 4 моторок — каждому по карбасу на прицеп.

1000 выходим. Сперва я чалю карбас в корму, на почтенном расстоянии, но он начинает рыскать и таскать бескилевую моторку за собой. Перечаливаю под борт — пошёл бодрее.

У одной из моторок барахлит двигатель и мы теряем полчаса на том, чтобы её завести и разобраться со схемой каравана.

Ветер попутный, это здорово, так как мы идём вместе с ним и для нас на лодке — штиль. Солнце иногда проглядывает из-за туч, которые теперь закрывают большую часть небосвода.

1130 ветер усилился и теперь поддувает в спину, разошлась волна и всё вокруг налилось свинцовым.

1200 остановились сходить за хлебом.

Я ошвартовался у большущей сосны в русле Волги между озером Вселуг и оз. Пено. Поднялся на высокий песчаный берег и оказался на месте шашлыкования — старинного языческого ритуала, который берёт свои корни из тёмных веков, отделяющих нас от древней мегалитической цивилизации, существовавшей в так называемом советском периоде. Здесь, как и положено, были в строгом порядке размещены два костровища для приготовления ритуальной жертвы. Необходимо заметить, что в отличии от многих верований, шашлычество позволяет и даже приветствует использование в качестве дара молочных поросят, не делая особенных различий между ними, волами и агнцами.

Другими отличительными чертами капища шашлычников являются ритуальные сосуды, которые жрецы всегда оставляют на месте ритуала, таким образом, накапливая и сосредотачивая энергию для последующих ритуалов. Раз за разом возвращаясь на одно и тоже место, шашлычники чтут традиции и ни в коем случае не забирают с собой принесённые сосуды.

1230 вышли дальше. коротко о погоде: +7, град, хмурь перемежается с солнцем. Ветер западный 8 узлов с порывами до 12.

1430 привал. Мы собирались прийти на место — в посёлок Селище в 15, но до него ещё 21 км или по-морскому 12 миль. Был бы я порывом ветра, долетел бы за час, но я — моторная лодка и тащиться нам ещё часа 2,5.

Дозаправились бензином и колбаской с армейским сухпайком и стало на душе тепло, и тучи разогнало солнце, и птицы запели громче.

1530 вышли в озеро Волго. Волны, солнце, вокруг, по всему горизонту видно, как тучи изливаются на землю прозрачной пеленой дождя.

1730 мы на месте — в дорогом палаточном лагере для взрослых — глэмпинге Green Golden park. Всё по-английски, кроме слова глэмпинг. Оно по-русски.

1800 приехали Люся и Глеб на чёрной бандитской Тойоте навара. Все проблемы решены, даже те, которых не было. Съели по кусочку тортика (очень хорошо дополнил он колбаску, которую мы не доели в обед) в ресторане глэмпинга, выпили очень вкусного кофе. Умеем и отдохнуть, знаете ли. Грузим карбасы на тележку по одному и перевозим в Селижарово — городок с атмосферой то ли вестернов, то ли Жмурок.

2030 всё ещё перевозим карбасы. Женю оставляю с Александром Кравцовым — владельцем Экспедиции и Александром Като — владельцем дворцов-плотов, на которых мы пойдём вниз — за горизонт.

2230 перевезли три карбаса на тележке и 4 моторки на манипуляторе, который Глеб с Люсей достали из под земли. Пока ездили за последним карбасом, поговорили с Глебом о настоящем и о том, где его искать. Решено было следующим галсом идти на Север.

2300 у очага Александров очень уютно и не хочется уходить, ведь только разговор зашёл о современном искусстве, а это наш конёк! Но обратная дорога на базу, где лежат все вещи, киль-блоки и дети, трудна и продолжительна, посему решено было продолжить беседу завтра, за утренним кофе, а не за вечерним.. чаем.

0000 вот уже и 2 мая, а мы только прибыли. Нам рады, особенно рациям, которые мы не забыли и не потеряли. Дорога от Селижарово до базы Вселуг занимает полтора альбома Пинк Флойд и пару песен Радиохэд.

0140 ну спокойной ночи уже!

2 мая, вторник

0700 подъём и начало самого суматошного дня. Сегодня нужно перевезти ещё один карбас из грин голд парка на место начала похода, а также доставить туда весь скарб и детей впридачу.

0900 всё собрали и выехали за карбасом.

1240 проводим последние приготовления на плотах, заправляемся, ждём ребят, надеемся, что они дадут нам ещё немного времени)

1400 отчаливаем. Вернее, нас отчаливают. Отталкивают от берега, а мы лишь успеваем помахать им рукой.

1420 сообразили, что к чему, пустили карбасы вперёд, только их и видали, ребята сразу угребли за поворот и скрылись из виду. Женя сопровождает их на моторке.

1530 встретили плавучую баню! Строители этой бани путешествуют уж не первый год в формате 24/7 — просто не останавливаясь. И своё плавсредство называют гордо — Веслоход. Управляется он двумя колёсами, унизанными байдарочными вёслами по кругу, оттого и название.

1600 наконец добрался до порванной стропы весла. Ребята на Койду наверняка вспоминают меня добрым моряцким словом в ожидании единственного движителя.

1615 весло готово, вышел догонять группу. Должно быть они далеко ушли. Плоты очень медленные. Вокруг Русь — сказочные леса, утки, взлетающие парочками, рыбаки по берегам, спокойствие и умиротворение. Погода нас балует — солнце и тепло. По прогнозу завтра будет совсем иначе.

Вода ушла на метр от уровня половодья, оставив засечки на кустах и берегах. Нас пугали порогами, но мы не боимся, хотя держим ухо востро, вглядываемся вдаль и ждём.

1630 15 минут на глиссере и я догоняю голову группы. Плоты сюда будут идти часа 3.

1700 выходим осмотреть деревню Вышегород. Молодёжь свирепствует, кричит и шкодит. Первое строение — церковь, которая представляет собой фундамент и кровлю. Стены заменяют жерди, обтянутые полиэтиленовой плёнкой. Зловеще она возвышается над нами, напоминая постройку из страшных фильмов. Проходящий мимо рыбак заявляет: “Это частная деревня.” Что бы это значило?

Поднимаемся на высокий берег и идём по дорожке мимо свежего сруба, откуда из окна мансарды на нас пристально смотрит мужчина в очках с острым носом и некоторым неодобрением, отпечатанным на ромбовидном лице. «Здравствуйте!» — говорим ему. Молчание и некоторое неодобрение.

Мальчишки нашли старые газовые баллоны и теперь надеются, что они взорвутся. Для достижения этого результата они неистово скачут по ним и восторженно вопиют. Дикие нравы мегаполиса сказываются на частных деревнях разрушительно.

Идём дальше и наконец встречаем человека! Зовут его Николаем, нос у него не такой острый, как у молчуна, борода кустиста, а взгляд добрый и весёлый. Зубов, то ли двух не хватает, то ли всего два — не разобрать. Гуляем с Николаем и слушаем сводку. Есть кони и коровы, вода, скважины, колодец вырыли, живёт постоянно 6 человек.

Вокруг холмистый пейзаж, разрушающиеся домики, отделанные дранкой, ухоженный выпас и территория, обнесённая проклятым профнастилом. За забором живёт батюшка, вернее, приезжает из Москвы. Дом у него кирпичный, добротный, некрасивый — симпатичный, как говорится.

Фото на память с актёром Егором

1740 выходим дальше.

1800 течение нарастает. Настораживает грядущий порог.

1820 причалили на пологом берегу рядом с деревней Лошаково. На обширной кочковатой поляне расставлены столы, лавки и, кажется, мишени для стрельбы из лука, превратившись в неведомых зверей пасутся под холмом, на котором возвышается наполовину разрушенная, наполовину отреставрированная церковь.

2030 Ужинаем, гоняем молодёжь, которая сразу начала надувать лягушек и ловить всяких букашек, чтобы немного поиздеваться. Любопытство — страшный импульс.

2300 Холодно, расходимся по палаткам и укладываемся спать.

3 мая, среда

0700 «Миша, вставай, отходим» — слышу я Женин голос вместе с будильником. Ночью был дождь и теперь значительно похолодало.

0800 действительно отходим.

1000 приняли решение не останавливать плоты, выходить рано, пока юные члены экипажа спят и идти весь день на плоту. Скорость его 5-6 ккм/ч. Позавтракали. Теперь команды прибираются на лодках. Начали тренировки.

1100 Наконец проходим Бенский порог. Шутя.

1300 Нет, это был не Бенский порог. Теперь проходим его. Плоты крутит и наваливает бортами с ошвартованными карбасами на отмели и острова. Но карбас — крепкое судно, ему ни по чём, хотя порой и страшно, что сломает руль или пробьёт дно.

Наш караван-сарай

1530 пообедали, вышли на карбасах. Снова пороги. Летом здесь пришлось бы туго.

1620 пристали к берегу у деревни Сытьково. Команды наконец проявляют слаженность, хотя порой и забывают снять вёсла с кочетов. Поднимаемся на высокий берег, откуда открывается невероятной красоты вид. Здесь же стоит лавочка для созерцания. В таких местах задумываешься о серьёзных вещах, ум успокаивается и освобождается от наносного, мирского и суетного. Здесь же под боком стоят руины церкви в честь собора Пресвятой Богородицы, красивые сами по себе в том виде, как есть.

Отправляемся гулять. Эта деревня уже вызывает более спокойную и цивилизованную реакцию у молодёжи, они потекли по извилистой улочке, проникая, как вода, во все мыслимые щели деревенского порядка, нашли водосток-ракету, а также вагончик полный старых кос. Завершили мы круг почёта у братской могилы.

До сих пор нас удивляло, насколько отличаются живые, обитаемые северные реки от Волги-матушки в её верховьях. Земля здесь выжжена пожаром войн. Граница цивилизаций проходит в этих местах, они первыми принимают на себя накопленную ненависть, когда открывается ящик Пандоры.

Мимо нас проезжает пара с детьми на мерседесе, останавливаются, интересуются, а не мы ли ведём Антихрупкость? Мы, конечно. Делимся контактами. Вот так молва расходится.

1705 отходим. Плоты нас обошли и теперь нам предстоит потрудиться, чтобы догнать их до ужина.

1750 отметка 50 км за сегодняшний день. Всего от точки старта похода прошли 74 км. Неплохой результат. Гонимся за плотами изо всех сил, вот уже за поворотом виднеется дымок. Ребята в гонке, я обещал ништяков в лодку победителей.

1830 Сейгод приходит первым, за ним Койду! Радуюсь, что наши сдюжили.

На плоту выясняется, что группа разведки в лице Вани отправилась вперёд и пока не вернулась, а сумерки уже близко. Мы должны встретиться с машиной, которая под руководством Влада и Ромы продирается через верхневолжские леса, чтобы встретиться с нами и переночевать вместе, командно.

Глеб, кажется, вошёл во вкус и теперь рулит на тузике не переставая, нарезает круги и восьмёрки между двумя плотами. Всё по делу, конечно — туда огурец передать, обратно — спички, а тут ещё Маша с Евой на одном плоту оказались, а ведь они в разных командах! Непорядок. И Глеб бодро прыгает в моторку, чтобы исправить ситуацию.

В очередной его визит я передаю, что мы должны встретиться с разведчиком и машиной где-то через 5-7 км, близ деревни Суконцево. Глеб с энтузиазмом принимает идею отправиться на поиски места встречи и на полном ходу улетает за поворот реки, оставляя нас, променяв на ветер и рёв мотора.

2000 прошли Суконцево, ещё через пару километров причаливаем. Уже подступили сумерки, течение реки здесь быстрое, вода несётся, образуя завихрения, майданы и суводи.

Подошли к месту стоянки. Впередиидущий плот причалил к берегу, мы идём прямо на него. Уже потом я понимаю, что зря не взял на себя управление, а сейчас мы на всех парах несёмся носом во второй плот, на просьбу убрать моторку, которую мы сейчас собираемся раздавить, нам не отвечают (заняты швартовкой). Решаем обрулить и встать ниже, но поздно.

Со всей силой Волга сталкивает наши миры и страдают именно карбасы — швартоваться с ними под бортом — плохая идея. Изо всех сил мы отталкиваемся шестами, руками и ногами. Я угодил наполовину между карбасом и плотом — весь измок, выскочил и толкаю, толкаю от себя плот и себя от плота.

Прошли. Все вроде целы, люди, карбасы, плоты. Река не на шутку разогналась и пришвартоваться удаётся лишь через 800 метров от первого плота. Это ничего, только вот на швартовке нас опять разворачивает и наваливает карбасами на берег. Я на моторке одерживаю угол плота, раздаю команды высыпавшим на палубу юнгам, которые быстро соображают, что всё не так гладко и исполняют всё чётко и без промедлений. Стёпа, Илья, Лука помогают отшвартовать карбасы от плота и вывести их подальше, чтобы прижать плот к берегу.

2100 причалили, наладили сообщение, перевозим продукты. Глеб потерялся. Иван вернулся с дровами, при этом, Глеба он не видел. Пока мы швартовались и боролись с обстоятельствами было не до выяснения, где он, теперь отправляем Ваню, как главного рейнджера на поиски Глеба. Уже довольно темно, надеемся на Ванин острый глаз.

2200 всё ещё возим всё туда-сюда — продукты, детей, пилы и т.д.

2300 пришёл Влад. Никто не ожидал его увидеть в таком виде в этот час, появившимся из леса.Запыхавшийся, растрёпанный, в одной кофте он выпалил: “Дайте лопату и я скоро вернусь. Я сказал Роме, что буду в 2307. Дайте лопату!”

2330 Влада мы одного не отпустили, пошли вместе по дорожке, которая привела нас к машине сопровождения. “Нужен трактор” — сразу определил я. Навара сидела лежала пузом, совершенно зарывшись всеми четырьмя колёсами. Несмотря на всю очевидность, ребята, в надежде на провидение, полчаса потолкали туда-сюда тяжеленный внедорожник, а я вместе с ними, холодно всё же. В полном изнеможении Влад всё же решил вернуться вместе с нами к плотам а там…

0000 Глеба нашли. Он, абсолютно счастливый рассказывает у костра свою историю. Когда он унёсся вдаль, раскидав по берегам кильватерные волны, что-то в его душе защекоталось и гашетка уж не могла быть отпущена, он уехал километров на 20 вниз по реке, и может быть ему бы даже хватило бензина на обратный путь, но течение решило исход его путешествия. Где-то в 7 км от места швартовки плотов он заглох, выбрался на берег и понял — ему здесь ночевать. Уже темно, холодно и, вероятно, его просто не заметит поисковый отряд. Поэтому, имея при себе зажигалку и разный промокший трут вокруг, он принялся разводить костёр, что удалось далеко не сразу, а лишь когда надежда почти покинула и руки окончательно задубели.

Ваня нашёл Глеба уже неколько отогретого и воодушевлённого. Он получил свою порцию адреналина и теперь с чистой совестью мог заявить, что приключение удалось.

Теперь, когда страсти поутихли, можно и палатку поставить.

0030 сегодня прошли 68 км, от начала — 82 км, не потеряли ни одного карбаса или члена эекспедиции, устали зверски. Отбой

4 мая, четверг

0700 подъём, убираем лагерь и выходим. После вчерашних приключений хочется спокойно провести день, а вот вылезать из спальника категорически не хочется. Жуткий холод, ледяные ноги и заиндевелый тент палатки — вот картина утра. Сегодня буду спать ногами в гермомешке.

1000 добрались до завтрака. Я уже без сожаления расправился с гречкой из сухпайка, который предусмотрительно взял в поход и разделил со мной Женя. Ветер опять играет против нас, вернее, он устранился из игры. Штиль с лёгкими дуновениями встречного ветра обещает нам ещё день на вёслах.

1130 после занятия по вязке узлов готовимся к выходу и тут внезапно, как всегда, натыкаемся на мелководье. Наш плот проходит его успешно, а вот головной наваливает на островок посерёд реки, крутит и снова прикладывает карбасами. На сей раз пострадала Мотуга, однако значительных повреждений нет. Какие всё-таки крепкие карбасы.

1300 прошли половину пути! 125 км. Осталось ещё 122. Я заглушил мотор, отпустил карбасы вперёд и дремлю под лучами ласкового солнца. Тепло и спокойно.

Волжские юрты. База отдыха

1330 вышли на берег в районе усадьбы каких-то дворян, но не успели до неё дойти, так как плоты нас быстро нагнали. Зато успели добраться до зарослей сухого борщевика, который ломается со смачным треском, что приводит юношей и юных леди в восторг. Стебли этого сорняка, будучи сломленными, становятся мечами, а стоящие до сих пор — бандитами и разбойниками, которых нужно нещадно уничтожать. Ребята бегают по полю борщевика, мутузят его и друг друга. Гораздо веселее, чем какая-то усадьба дворян.

1400 плоты проходят мимо, прыгаем в карбасы и догоняем их. Обедаем. устраиваем приборку на плоту и в карбасах.

1500 Ржев мы проскочили ещё до обеда, помахали Люсе и Владу, которые на берегу готовили нам посылку и проскользили дальше, да вот канистры-то опустели, а вспоминаю я об этом только сейчас. Прыгаю в моторку и отправляюсь отдавать их Люсе. В назначенную точку они с Владом подъезжают на Ниссане, который как по волшебству был избавлен от глинозёмного плена (я уже говорил, что Людмила творит чудеса), встают на угоре и как в бандитском фильме застывают на фоне облачного неба.

1630 пытаюсь прилечь в типи на мягком полу. Холодная ночь не дала отдохнуть и я совсем без сил. Спустя примерно 5 минут после того, как мне удалось разместиться рядом с наставником Сашей, который тоже лёг подремать, начался настоящий бедлам. 12 юнцов на 60 кв. метрах плота превращаются при достаточно долгом бездействии в 12 необъезженных мустангов. Что ж, погребли.

1755 встретились Андрей, Людмила и Платон, которые идут с Селигера на трёхместной надувной байдарке. Перекинулись с ними парой фраз, они бывалые путешественники и очень приятные собеседники. Видели нас в Селижарово, впечатлились.

1810 устраиваем гребную гонку. Цапли разлетаются, испуганные плеском вёсел.

Верхневолжское деревянное зодчество.

1900 финиш. Ждём плоты. Пока ждём, ребята устраивают себе досуг. Катаются кубарем с горки. Несмотря на тик-ток и ютуб, главное развлечение юности остаётся неизменным сотни лет.

2000 швартуемся чуть ниже — в паре километрах до Зубцова. Швартовка очень чёткая и аккуратная Плоты поджимаем тузиками, чалим вплотную друг к другу. Затем подходят карбасы и встав носом против течения, на ходу ошвартовываются к плотам. Молодцы.

2100 ужин, обсуждаем планы. Давид воодушевлённо развязывает узлы с помощью своего мультитула. Давид вообще — Рэмбо, экипирован по последнему слову — монокуляр, крутые очки, десантный нож, фонарь. Дети тусуются под Хью Масекела, взрослые тоже. Интересно звучат африканские ритмы в антураже весенней Волги, вписались как родные.

2225 Уходим спать. Я беру зимний спальник из запасов Люси, который на поверку оказывается полом для зимней палатки. Ещё лучше. Устраиваю себе кокон и отдыхаю.

5 мая пятница

0600 подъём. Сегодня собираемся пройти остаток пути до Чукавино — 86 км. Было очень тепло спать под полом!

0630 отходим. На плоту сонная атмосфера, ходим как медведи после зимней спячки, в поисках еды, в ожидании завтрака, уворачиваясь от дыма. Костровище на носу — это красиво, но крайне неудобно. Глаза уже привыкли к дыму за прошедшие дни, но всё равно неприятно.

0720 майский снег — весенний, тёплый.

0930 дача Собяниа а за ней и дача Зюганова проплывают мимо нас. У Собянина всё обнесено забором, стоят камеры и всё это выглядит угрожающе. У Зюганова забора нет, стоит просто кубический дом — ему положено, он коммунист. Оба дома какие-то некрасивые. Вообще — здесь, как видно, много резиденций богатых людей. Все без исключения выглядят отталкивающе. Видимо, есть у человеческого дома подходящие размеры, после которых строения становятся аляповатыми, несуразными и громоздкими.

1000 будим ребят, пою песни, которые подслушал во время репетиций ансамбля в Архангельске.

1100 пообедали, занимаемся с парусами. Попутный ветер постоянно сменяется встречным на поворотах русла. В верховьях Волга петляет и извивается, набирая силу как пружина, чтобы потом выстрелить в саратовских степях.

1200 выходим с Сейгодом. Не особенно удачно. Ветер встречный, свежий. Убираем паруса, еле выгребаем против ветра до плота.

1300 выходим с Койду. Уже интереснее. Женя тоже вышел со своими ребятами, лавируемся. Пока мы ставим паруса и примеряемся к ветру, Женя уходит далеко вперёд и гонки не получается, зато на реке лавироваться одно удовольствие — каждый галс рабочий!)

1430 обед. Царский. Повар Саша (да, в экспедиции у нас новый повар) в последний день достал всё самое тайное и накормил всех запрещёнкой.

1530 снова выходим на Сейгоде. Лавируемся на просторе плёса, ветер даёт нам такую возможность. Илюха вдохновился и теперь хочет купить карбас, а Стёпа с Сашей разговаривают, кажется, про доту (это игра такая, если что).

1700 полавировались, подтянулись, пришвартовались. Поднялась лёгкая волна, но её уже хватает, чтобы плот черпал носом. Не для большой воды эти плоты.

1830 проходим Старицу. Очень красиво, нужно будет обязательно здесь погулять.

2000 зажигаем факелы. Интересный рецепт. Растапливаем свечи, оборачиваем палки туалетной бумагой и окунаем в жидкий парафин. Остужаем, поджигаем. Горят такие факелы довольно долго. Факельное наше шествие на плотах выглядит впечатляюще и немного даже пугает.

2100 Швартовались в темноте. Я раздал указания, выдал якорь наставнику Андрею, рассадил всех по тузикам и расставил по вахтам, вышел сам на моторке и… намотал швартов на винт. Все швартовочные операции были проведены без меня, пока я разматывал и обрезал последствия самой очевидной и глупой ошибки.

2200 Мы на базе отдыха Чукавино. Пришли. 250 км за 3,5 дня. Неплохое начало навигации.

0000 спим. Всё

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 13 =

Прокрутить вверх