Михаил Крупенин

Открываем новую рубрику – «Портреты верфи». Здесь мы будем представлять участников проекта «Поморская шхуна»: мастеров, друзей, волонтеров – тех людей, силами, умениями и вдохновением которых живет верфь.

Товарищество поморского судостроения объединяет людей из разных городов и стран, разных возрастов и профессий. Что у них общего? Интерес к судостроению, путешествиям и желание создавать что-то прекрасное своими руками.

Надеемся, что знакомясь с героями наших портретов, вы увидите: среди них есть место и для вас.

 Открывает новую рубрику Михаил Крупенин, инженер-конструктор Товарищество поморского судостроения.

Миша родился в Воронеже, закончил Политех по специальности «металлообработка» и переехал в Москву, где прожил семь лет. Он занимался микроэлектроникой и мечтал ходить под парусом. Однажды коллега рассказал ему о том, как ходил с Евгением Шкарубой через Бискайский залив. После этого рассказа Миша решил поехать на морскую практику в Норвегию, а теперь он строит деревянный корабль и поет песни под аргентинскую гитару на архангельской верфи. Как это вышло, услышала и записала Катя Суворова, репортер Товарищества поморского судостроения.

Я родом из Воронежа, учился в политехническом университете, работал в сфере микроэлектроники в Москве. Мечта ходить под парусом появилась у меня давно. Не то чтобы я прилагал какие-то усилия по этому поводу, просто думал, что это было бы прикольно. Однажды, услышав рассказ коллеги о его путешествиях с Женей, я подумал, что это отличный шанс воплотить в жизнь свою мечту, и решил поучаствовать в Жениных морских практиках.

Женя устраивает походы, где знакомит людей с морским делом, учит ходить под парусом, швартоваться и так далее. У меня был выбор поехать зимой в Норвегию или летом в Хорватию. Я выбрал Норвегию, и мне очень понравилось.

На практиках мы довольно быстро сдружились с Женей, тогда же он рассказал мне о том, что хочет построить шхуну.

Я сказал: «Классно, надо к вам приехать». Сказал и забыл. Это было в марте 2019 года.

А потом компанию, где я работал, постиг кризис. Наступил отличный момент для поездки в Архангельск. Между прочим, это был тот город, который, я думал, никогда не посещу. Он был где-то далеко на карте и не имел никакого отношения ко мне.

Но вот, в ноябре 2019 года я приехал сюда. Верфь только открылась. То есть, как открылась… Впервые перед нами открылись двери старого техосмотрового гаража, который нужно было превратить в верфь. Я пробыл здесь пару недель, мы делали шаблоны для шпангоутов и попутно ломали все вокруг, сносили стены и так далее. Потом я вернулся в Москву. Потом приехал еще раз, еще, потихоньку, полегоньку… И вот, с марта 2020 года я почти все время здесь.

Могу сказать (и это очень приятно), что внес вклад во все, что сейчас находится вокруг нас. Ко всему на верфи я приложил руку. Но психологически сложнее всего было постелить пол! Это продолжалось и продолжалось, не кончалось и не кончалось, мы это делали и делали. Иногда нас было буквально два человека, и, стиснув зубы, мы укладывали этот пол. Когда закончили с ним, стало можно заняться чем-то еще.

Помню апрель 2020 года, это было начало пандемии, и на верфи не было даже студентов. 

Вот сейчас мы сидим на «Открытой палубе», здесь красиво, а тогда эта часть ангара была пустой, здесь просто лежали штабеля досок и бруса.

Мы стояли с Женей и думали, что и как делать дальше. А потом просто взяли и подняли первый брус. Потом подняли второй – так постепенно появилась палуба.

Предполагал ли я, что буду заниматься чем-то таким? Нет.

За всю жизнь до этого я был всего в одном водном походе, в Карелии. И к дереву никогда до этого не прикасался.

Конечно, редко такое бывает, чтобы столичный офисный сотрудник вдруг стал заниматься судостроением и ходить под парусом, но это все же возможно. Вообще, верфь создана в такой концепции, чтобы люди могли приехать сюда, поработать в свое удовольствие и уехать жить своей жизнью. Но я, например, все еще здесь.

Раньше я все жестко планировал и сильно переживал, если что-то шло не по моему плану (а такое случалось постоянно). В какой-то момент я решил, что нет смысла строго выстраивать маршрут, по которому должна идти твоя жизнь.

Нужно идти в каком-то направлении, создавать вектор усилий, а куда он тебя выведет – это другой разговор. Меня вывел сюда, и я очень рад.

Работа на верфи – это такая созидательная вещь, которая приносит большое удовольствие, хотя я никогда не подумал бы, что буду строить деревянный корабль.

Сейчас не каждый человек видит смысл в том, чем он занимается каждый день на работе.

А здесь я могу быть увлеченным тем, что делаю постоянно. Поэтому я здесь.

Фото и текст: Катя Суворова.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

14 + 19 =

Прокрутить наверх