На Север по Кулою. Плавание «Вашки» 14-21 мая

14 мая

Город Пинега. Переправа через Кулой. Приехали к переправе около 1800. Дорога из Архангельска вдоль реки Пинега залита вешней водой по этому ехать нужно по так называемой «техноложке», которая проходит выше и вдалеке от берега реки. Лед здесь сошел всего неделю назад. И здесь, и в Мезени. Жаль, мы его не увидим. Была такая мысль: скатиться по Кулою на карбасе вместе со льдом. Но Кулой уже свободен. Только уровень воды какой-то бешенный. Впору зайцев спасать. Из воды торчат верхушки навигационных знаков и деревья в пол-роста.

Команда «Вашки»: Александр Горожанцев, Владимир Шаталов, Андрей Ягубский (Чифан), Иван Горбачев и Евгений Шкаруба.

А у переправы ждал нас Пинежский хор и журналисты. Все по-настоящему. С караваем, с песнями. Неожиданно, необычно и трогательно.

Спустили «Вашку» в воду, ту, что еще десяток метров назад была Пинегой, бежала себе на юг… Бежала, бежала и вот по какой-то причине решила свернуть вправо и двинуть снова на Север, в Белое море, и называясь теперь Кулоем. По этой реке собираемся проплыть и мы, почти до самого Полярного круга. По этой реке раньше плыли лодки в Долгощелье, в Мезень и в Сибирь. Это была известная дорога. Из Северной Двины (а это значит и из Архангельска, и из Новгорода или, например, из Москвы лодки поднимались по Пинеге, потом переволакивали свои суда два километра через Пинежский волок в Реку Кулой и с Кулоем поднимались почти до Заполярья к самому Канинскому полуострову. Таким образом миновали две трети Белого моря с его сулоями и переменчивыми ветрами. Мы в этот раз немного скромнее, идем в Мезень.

1957, стартовали. Наконец-то и рулевой человек. Идем по Кулойскому каналу, который был прорыт на смену волоку. Сейчас он полноводный и судоходный, а летом станет почти ручейком, поэтому этот маршрут можно пройти только весной.

2100, ветра почти нет. Команда ленится грести и не хочется её отвлекать от процесса созерцания и медитации освободившегося человека. Но без хода лодка не управляется. Начали попадать под ветви затопленых деревьев. 

2137, пристали в районе шлюза. Ставим палатки. Вечереет. Летают оптимистические комары.

15 мая

Прохладно и хмуро с утра после вечера. Чифан спит в ямке рядом с потухшим костром, укрывшись палаткой.

0740, позвонил Вова и сказал, что не может спуститься с горы. Наличие недельного запаса водки на борту вызывает у меня нешуточную тревогу. Вовы в лагере нет. Чифан варит сладкую рисовую кашу, остальные ночные компаньоны отправлены на поиски товарища. 

1018, приехала лодка. Привезла Вову. 

1047, отчаливаем с Богом. Солнце. Вчерашний выпивон оплатил хорошую погоду минимум на пару дней.

1101, отметка 200. Это значит, до устья Кулоя 200 километров. Нужно пройти их дня за четыре. Так я прикинул, чтобы было время пройти весь маршрут и иметь хоть сутки дождаться хорошей погоды. Эта хорошая погода нужна нам для перехода через небольшой и самый сложной кусок нашего маршрута по Мезенской губе и заливу. Судя по прогнозу все у нас не плохо.

1146, идем по Кулою. Все в воде. Венеция Мазая! Никогда такого не видел.

1214, прошли Красный бор.  Встречный ветерок.

1319, петляем в петлях реки… В дневнике записана такая фраза «Бревно прошло в протоку, но у него нет капитана». Что бы это значило?

1544, отобедали и завели мотор. Встречный ветер мучит гребцов.

1630, приехали в Кулой. Пошли гулять.

1710, отходим. Солнечно здесь и не без грусти. 

1900, встали в странном месте. Так у меня обозначено в дневнике. Невысокий, около метра, над разлившейся рекой берег с деревьями, дровами, мхами и без гор.

1950, поставил набираться березовый сок. Чифан рыбачит, Ваня отаппливает пространство костром, Саня занимается собой и ленится, Вова собирается с силами, чтобы приготовить ужин. 

16 мая

0810, поехали дальше. После вчерашней стоянки все присмирели. Это правильно. Впереди у нас не понятно что. Пока встречный ветер и холодает, возможен дождь.

1818, отметка 155 км, хмуро.

1024, отметку 140 км проходим с горостью под парусами. 

1102, замечательно проводим время. Лавируемся в узком Кулое. Ширина реки метров 100-150. Идем против ветра. Не всегда удается успеть набрать скорость для поворота оверштаг, чтобы лечь на новый галс. Особенно перед огромными наклоненными деревьями, расческами и другими ужасами. Вода проходит сквозь леса и рощи и требуется немало героизма, чтобы не уплыть в эти коварные кущи. Помогаем повороту подветренным веслом. В трети случаев без помощи весел поворот не скрутить — не хватает скорости. Пару раз воткнулись в расчески, потом принороволись… Не то, чтобы мы летим с такой техникой движения против ветра, но течение делает свое дело и иногда случаются «трамваи», когда заход ветра позволяет сделать долгий галс. А главное, всем интересно и людям, и веслам, и парусам.

1340, решили подмоториться. Видимо, мы промахнулись с рукавом. 

1350, отметка 125. Выходит 25 километров мы лавировались. 

1820, ищем твердыню, чтобы встать на ночевку. Вокруг море и верхушки деревьев. Уже прошли намеченную сегодня отметку, а стоянки все нет. Где-то далеко виднеются леса на горизонте, но к ним не дойти сегодня. Залило матушку Россию. Затопило. 

1900, нашли местечко на незатопленом бережке. Холодает.

17 мая

0955, закончили снимать кино под парусами. 

1105, прошли речку Немнюга.

1230, пришли в деревню Карьеполье. Срочно нужен интернет, чтобы уточнить погоду и время перехода через Мезенский залив. Деревня сохранилась частично. В некоторых углах даже очень неплохо. Кони ходят через водопой. Мезенки. Сейчас им самая благодать.

Купили у Олега Васильевича двух прекрассных перелетных гусей. Собака залезла в карбас и украла мешок с остатками городской колбасы.

Прогноз изменился и стал хуже. Послезавтра задует сильный северный ветер. Чтобы не застрять в Долгощелье и успеть проскочить Мезенский залив, нужно стартовать завтра из Кулоя. Сегодня дойти до Долгощелья. До Долгощелья 72 км. Успеем.

1450, стартовали из живописного Карьеполья. Вова договорился о ночевке и бане в Долгощелье. Это очень хорошо. Сегодня ночью уже было около нуля, а будет еще холоднее.

1510, сели на мель два раза. 

1820, иногда, совсем замерзнув мы садимся за весла и грибем километров пять для сугрева. В этом есть прелесть гребного карбаса. Когда стихает встречный ветер. В сильный встречный удовольствия нет. Моторим.

Первые створы на реке. До этого были только «ходовые» и «перевальные».

Встречаем много рыбацких домиков по берегам.

20 км на моторе, 5 км на веслах, 20 км на моторе, 5 км на веслах. Встречный ветер не унимается. Идет снег или град. Выпьем водки, спасемся закуской.

2029, сидели на мели. Затащило нас на длинную песчанную косу.

2047, пришли в Долгощелье. Солнце. 

Замечательно устроились в гостях у Татьяны Анатольевны Буториной в большом доме на берегу.

18 мая

Осушка и няша в Долгощелье.

Ремонтировали румпель. Вчера он треснул во время посадки на мель. 

Гуляем по деревне. Жарим в русской печке карьепольских гусей. Ждем прилива, чтобы стартовать с самым началом отлива, пройти над всеми мелями устья Кулоя.

Руины весновальной лодки. Раньше на таких ходили промышлять белька (Гренландского тюленя). Таскали эти легкие лодочки по льдинам. Натягивали буйно и ночевали в этих же лодочках.

1552, вода прилела и повернула на убыль. Стартовали из Долгощелья. На горизонте со всех сторон громоздятся живописные синие и темно-синие тучи. Над нами солнце пока, совсем рядом идет снег.

1707, на мысу Каменский видели медведя. Удирал в горку. Фотографироваться не пожелал. Жаль.

1711, мыс Бараний. Идем по морской карте.

1730, сели греться на весла. Штиль. Рядом бродят снежные заряды. 

1813, встали на якорь напротив мыса Листвяный. Ждать окончания отлива. До выхода в залив осталость пару миль. Сразу по выходу из залива нам нужно поворачивать в Мезень и уже с новым приливом заходить в губу и реку.

Сломали румпель. Теперь уже окончательно. Хорошо, что не на ходу. Думаем, как сделать аварийный.

1850, чиним румпель, кипятим самовар. 

2153, вода ушла и оказались мы на мели. Карты хоть и морские, но не точные. Пытались скинуть лодку, но без результатов. Увы. Смирились с этим. Продолжаем пить чай и прочее. Смотрим, как быстро меняется уровень воды вокруг и вместе с ним мир.

Сделали временный румпель из двух весел.

2220, снялись с мели. Вода прибывает очень быстро. Идем на выход.

2312, прошли мыс Карговский. Выходим в море. Старательно идем дальше от берега чтобы, обогнуть бесконечные корги (каменистые мели) и повернуть в губу Мезени. 

19 мая

0000, прошли место, где должен находиться Северный кулойский кардинальный знак. Поворачиваем на восток. Сейчас мы в самой северной точке плавания. До Полярного круга около 30 км, он виден совсем рядом.

Снег пошел незаметно. Потом настойчевее и настойчевее, хлопьями и мелким градом. Нас приморозило к банкам. Никто не стал переодеваться в непромокаемые костюмы. Почти никто. Близоть берега расхолаживает. Мокнем и мерзнем.

Идем в сторону реки. Приливное течение набрало силу и несет нас вперед. Стараемся держаться в фарватере русла. Сегодня вода в деревне Семжа поднимется на 10,4 метра (в Семже самые большие Мезенские приливы, когдато здесь же находилась лоцманская служба). Большеводье — по-поморски «сизигия». Здесь когда-то хотели построить приливную гидростанцию, не хуже чем в Сан-Мало. Представляю…

Ветра почти нет. Носятся порывы из снеговых туч и все.

0215, пришли в Окуловку.

Чифан вылез из-под банки. Встал с промокшим спальником и бородой, покосившийся от холода, без ботинок, безобразный, не вызывающий у меня симпатии. Встал и побрел в сторону редких домишек на берегу. И через минуту обрел для всех нас спасение в образе двух братьев Ружниковых, Андрея и Ивана. Охотников и единственных обитатилей деревни. Вскоре карбас был правильно пришвартован, русская печка жарко топилась, водка налита, мы раздеты, развешены на просушку и уложены на лежанки.

Собственно, ночи вокруг давно уже нет. Мы делаем вид, что она наступает и ложимся спать. Но это игра только для нас. Остальная природа ничего этого не занет. Живет своей жизнью. Ночь вернется только в августе. А вот снег… Снег нам нужен только для красивых фотографий. Лучше бы он уже растаял.

Утром гуляли по деревне. Смотрели на обнаженную часть морского дна — литораль, на дома и домишки, грелись у печки, разговаривали с хозяевами — ждали прилива, чтобы карбас всплыл и мы могли безопасно пройти над банками Мезени.

1600, стартовали дальше. С веселым приливным течением и свежим ветром. Несемся среди берегов и банок под парусами.

1700, прилив сменился отливом. Течение теперь нам на встречу и начало существенно задирать волну, которая бежит с моря. Покачивает. Мы уже не в открытом море, прикрыты мысом Толстик, но даже небольшая волнишка против такого течения старается встать на дыбы и нас залить или опрокинуть. Оказаться на такой волне на каменистой банке очень плохо.

Пришли в бухту Каменки. Пытаемся пристроить карбас так, чтобы он не перевернулся на отливе, когда обсохнет. Такое может быть если карбас встанет лагом на склоне обножившегося дна.

Вдруг приехал Василий Ануфриев из Мезени на своей лодочке по каким-то делам. Пригласил нас к себе ночевать завтра в Мезень. А сегодня мы разместились в старой заводской конторе с массой удобств, в тепле, с кухней, кроватями и магазинами напротив.

Перед тем, как оставили «Вашку» на ночевку, случился почти смешной эпизод. Ваня пошел перегонять карбас в удобное местечко (в 30 метрах) и его чуть не унесло в Мезень. Как только Иван оттолкнулся от берега, его подхватило отливное течение и понесло в реку, а значит — в море. Весла его не послушались, мотор отказался работать — веса Ивана не хватило создать диферент на корму и винт мотора оказался в воздухе. И карбас, к моему ужасу, очень быстро поехал в реку, где дует, и метровая волна, и течение пара узлов. В общем, от серьезных неприятностей нас спас якорь. Слава якорям.

Гуляли по Каменке — деревянному поселку 30х годов прошлого века. Искали местечка для небольшого пикника. На улице очень холодно и само собой получилось, что мы оказались в кочегарке в гостях у Филиппа. Ели колбасу, прихлебывая морошкой, кидали лопаты угля в топку котельной и были счастливы.

20 мая

Утром нас навестил главный лоцман Мезени — Александр Евгеньевич Рогачев. Он рассказывал о фарватерах Мезенского залива и губы — самого сложного навигационного района Белого и Баренцева и не только этих морей: на малой воде в Мезенском заливе почти нигде не пройти. Большая часть каменистых банок проходится в полную или около полной воды. Амплитуда 10-11 метров — это значит огромные массы воды должны за шесть часов прилить в реку на 10 метров вверх и за следующие шесть часов убежать. Во время отлива вода уходит на десятки километров (эти песчанные и каменные мели называют «выпады»). Как сказал Александр Евгеньевич от приливной волны не убежать — очень быстро подходит. Мы это видели. А значит течения, сулои, короткая и коварная волна и бесконечные каменные гряды. Можно добавить, что на этот район нет точной карты. Река меняет свое русло каждую навигацию. Песчанные банки бродят из угла в угол.

Снова гуляли по Каменке и ждали прилива. Наконец, в 1500 стартовали из Каменки. С остатками вчерашнего ветра перешли в реку и пришли в город Мезень. Ткнулись в берег рядом с домом Василия. Бросили якоря. Разоружили карбас. Все.

Встретились с журналистами Николаем Федотовичем Окуловым и с Мариной Потроховой. Отчитались перед пограничниками и выдохнули. Неделя промелькнула мгновением.

Вечером разговаривал с Александром Игнатьевичем Коткиным. Есть такой фильм «Счастливые люди», про поморов. Вместе с Александром Игнатьевичем прошли по карте Канинского полуострова, куда мы скоро двинемся.

«… От приемного буя на Север до Михайловских кошек примерно 60 км; от Неси вода с приливом идет в Мезень, после Неси с приливом вода идет в Море; Несь — далекий заход; Конушин — заход с морской стороны в любую воду. Стоять под морским берегом. Есть дом без замка; Большая Бугреница — самая крайняя речка где можно встать; Тарханова — наверху стоит крест. В бухту можно зайти отстаяться. Со стороны моря каменная гряда. Заход в полводы; Канин Нос — место, где крутит волна и ветер; Речка Тобуев — можно зайти в полную воду. В устье речки лежит большой камень — дальше него  не ходить; Устье Месна, заходить в Торну. Резинка нужна, чтобы карбас не обсушивать. Много гуся. На себе иметь спички и нож; река Кия перед Шойной — заход с полводы; заход в Чижу маленько с левой стороны; За Шойной речка Комбалица. Там две избы. Закопано два ведра соли… «

С благодарностью всем кого мы встретили в дороге.

Фото: Евгений Шкаруба, Александр Горожанцев, Андрей Ягубский.

https://seapractic.ru/practic_admin

1 комментарий к “На Север по Кулою. Плавание «Вашки» 14-21 мая”

  1. Молодцы экстремаоы — исследователи водных просторов России. Как многого мы не знаем о нашей родной земле! Сколько открытий для нас, домоседов, мы делаем с помощью ваших публикаций.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

четырнадцать − два =

Прокрутить наверх