Тимофей Головин

«Что еще делать в Архангельске, если не строить корабль?

Ничем подобным я раньше не занимался. Если говорить о работе с деревом, то когда мне было лет восемь, на даче у бабушки с дедушкой я делал рыцарские мечи, с друзьями мы на них дрались. Это было двадцать шесть лет назад», – инвестор, преподаватель и руководитель венчурного фонда Тимофей рассказывает о том, как он оказался на верфи Товарищества, чем занят здесь и почему планирует приехать на Север снова.

Волонтер Тимофей приехал из Петербурга, большую часть времени он живет и работает в Москве – руководит венчурным фондом и акселератором, поддерживающим и развивающим стартапы в различных сферах бизнеса и технологий. Также Тимофей преподает РАНХиГС, Высшей школе экономики и РЭУ им. Г.В. Плеханова. С началом карантина из-за пандемии COVID-19 Тимофей перешел на удаленную работу из Петербурга, а в свободное время приехал поработать на верфь Товарищества поморского судостроения.

Как это получилось, и чем его привлекло деревянное судостроение на северной земле, Тимофей рассказывает в интервью репортеру Товарищества Кате Суворовой.

Катя Суворова: Бизнес и стартапы, экономика и преподавание, Москва и Петербург… Как вы оказались на Севере и на верфи?

Тимофей Головин: На Севере я не впервые – в свое время мы с Никитой Литвиненко (морским практиком, другом и соратником Товарищества – прим. ред.) ездили в Ворзогоры – деревню неподалеку от Онеги. В этот раз собирались приехать вместе уже именно на верфь, но Никита приехать не смог. Билет был невозвратный, и я уже настроился на поездку, поэтому решил ничего не отменять и поехал один. Получается, это моя вторая поездка на Север.

КС: Чем Вы занимались в эти дни на верфи и что в целом привлекло вас сюда? Все-таки, строить деревянный корабль – это достаточно необычный способ провести время для инвестора из Москвы…

ТГ: А что еще делать в Архангельске, если не строить корабль? (Смеется). Мне была интересна сама идея возрождения деревянного судостроения, интересен процесс работы. В эту поездку учился чертить шпангоуты и делать по ним шаблоны для карбаса. Очень понравился карбас «Архангелъ». Вообще, понравилась атмосфера на верфи – все чем-то заняты, делают что-то интересное.

КС: Был ли у Вас до этого похожий опыт?

ТГ: Нет, ничем подобным я раньше не занимался. Хотя, если говорить о работе с деревом, то когда мне было лет восемь, я на даче у бабушки с дедушкой делал рыцарские мечи, с друзьями мы на них дрались. Это было двадцать шесть лет назад.

КС: Получается, в детстве были мечи, а теперь кораблики, только настоящие. Вы ходили под парусом или планируете заняться этим в будущем?

ТГ: Я ходил под парусом в Таиланде и Норвегии как участник похода. А сейчас планирую получить права бербоут шкипера, чтобы ходить под парусом самостоятельно (прим. ред. – бербоут шкипер – это капитан яхты прибрежного плавания, который может самостоятельно управлять яхтой в дневное время и отходить от берега на расстояние двадцати миль).

В прошлом году мы с Никитой Литвиненко собирались идти в поход на «Вашке», но объем работы не позволил мне вырваться на Север. Надеюсь, этим летом график позволит отправиться в плавание на карбасе Товарищества.

Мы ждем Тимофея на верфи и на воде, а также приглашаем всех, кто интересуется судостроением и мечтает о походах под парусом. Если в детстве вы делали деревянные мечи и кораблики, есть вероятность, что мы легко подружимся!

Фото и текст: Катя Суворова.

Проекты верфи в 2021 году реализуются совместно с Северным (Арктическим) федеральным университетом и Северным морским музеем при поддержке Фонда президентских грантов, Администрации губернатора и Правительства Архангельской области.

#портретыверфи #портретыверфи_товарищество

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2 × 4 =

Прокрутить наверх