Дневник верфи, 23 – 27 октября 2023 года

Тайная жизнь Анжелы, сорок взрослых инженеро-часов для одного детского мастер-класса, вой электрорубанка, снежная тишина и великая авторская мистификация. Минувшая неделя на верфи – в традиционном дневнике на нашем сайте.

23 октября, понедельник

Выпал первый снег. Верфь постепенно прогревается изнутри и втягивается в рабочий ритм. Лёша (вятский) медитирует возле рейсмусового станка. Саша (механик), как всегда, обстоятелен и планомерен…  Артём уже который день занят Анжелой, которую нужно пришпилить к форштевню. В руках у Артёма, как он сам нам похвастал, полутораметровая, 24 мм в диаметре, шпилька с резьбою на конце. «Ого!» — сказали мы и отодвинулись от Артёма подальше.  Опять поправка: резьба не на одном конце, а на обоих концах! Ну и Артём! Отойдём от него совсем.

Вообще, «Анжела» прочно вошла в наш речевой обиход. Назвать её «фальстемом» — язык не поворачивается. Даже в разговорах по телефону то и дело слышится: «Мы будем укладывать Анжелу на герметик. Анжела пока не садится».

Отверстия под шпильки Артём бурит специальным сверлом с длинным штоком. Первые два отверстия пошли по «слабой дуге», но наш Артём будет не Артём, если не отладит производственный процесс до шаблонного состояния. Теперь все отверстия в Анжеле идеально ровные.

24 октября, вторник

На прошлой неделе на верфь прибыл Лёша (вятский). Теперь у нас в каждом углу хиханьки, под каждой доской хаханьки и дикое ржание в самых ответственных местах. Артём учит Лёшу кораблестроительной науке. Они вместе размечают шаблоны на плазу, распускают доски на ламели и выклеивают шпангоут на механической вайме. Смотрятся они вдвоём волне органично. Кажется, что парни нашли друг друга. В пятницу вечерком они горазды посидеть за столом с кастрюлькой пельменей и догнаться потом хачапурями в ресторане кавказкой кухни.

Саша (механик) целыми днями не выходит из санузла. Месит раствор, шпаклюет потолок, тянет трубы, перекладывает электропроводку (а не то, что вы подумали). Как опытный мореход, он при помощи лазерного уровня разметил на стенах меридианы с параллелями и укладывает кафельную плитку в относительной системе координат.

Лёша (вятский) с лицом каменного идола заталкивает доски в жерло рейсмусового станка. Мы заметили, что лицо и живот у Лёши при работе всегда неподвижны. Лёша делает из досок опилки. Опилки он складывает в мешки, мешки мы продаём по 100 руб. за штуку. Спешите купить верфяных опилок! Опилки очень мягкие и сухие, средней фракции. Такие опилки в два раза ярче горят и в четыре раза больше впитывают. «Десять досок — опилок мешок!» — сообщает нам Алексей, перекрикивая шум рейсмусового станка.

То, что в конечном итоге остаётся от опилок, называется — ламель. Ламели нужны для изготовления клеёных шпангоутов. Время от времени Артём Саша и Лёша сходятся в «железном углу», чтобы загнуть шпангоут. Сначала они мажут ламели клеем, затем укладывают их на вайму, зажимают струбцинами и выгибают шпангоут талёвками по упорам.

В среду Лёша (вятский) врубил электрорубанок…

25 октября, среда

Звук работающего ручного электрорубанка знаком каждому на верфи до дрожи в мозжечке. Как только в воздухе возникает этот всеоглушающий вой пикирующего японского агрегата, народ разбегается кто куда. Люди опытные надевают по двое наушников: в одних включают музыку, а сверху напяливают шумозащитные. Люди несведущие пытаются перекричать рубанок или спрятаться от его шума за дверьми, но это им никак не помогает. Электрорубанком Лёша ровняет боковые плоскости шпангоута. Он слишком увлёкся этой работой и не заметил, как рубанок перегрелся и у него лопнул ремень. В этот момент на верфи воцарилась такая тишина, что слышно было, как падает снег за стеной. Два дня своими силами мы пытались собрать из четырёх недействующих один действующий электрорубанок, но, в конечном итоге, Лёша достругивал шпангоут ручным фуганком. Звук, от строгания деревянным фуганком, получается размеренным и тихим, как шорох опавших листьев на дощатой мостовой. От такого звука в душе наступает умиротворение и покой. В результате, среда закончилась появлением дилеммы общечеловеческого масштаба: «А стоит ли нам (людям) вообще искать новый ремень для электрорубанка?»

26 октября, четверг

Лёша уже совсем освоился и ползает по плазу один, шоркая по полу линейками и постукивая молоточком по финишным гвоздям.

Артём в изнеможении вставляет Анжеле последние шпильки. Саша (механик) кладёт кафель уже где-то в районе «северного морского пути».

Всё это время Миша Крупенин занят подготовкой процесса изготовления модели карбаса для предстоящего мастер-класса по деревянному судостроению.

У Миши включен таймер. Нужно уложиться в запланированные восемь часов занятий. Миша вычерчивает 3D-модель в компьютере, распечатывает шаблоны на принтере, выпиливает детали на ленточнопильном станке и собирает модель в игрушечном стапеле на верстаке. Кипятит лучину в чайнике и сшивает набои суровой ниткой, полностью имитируя, таким образом, процесс изготовления настоящего карбаса.

«Для чего тебе это всё нужно?» — спрашиваем мы у Миши, когда расходимся по домам. «Для того, чтобы провести мастер-класс для двух восьмилетних детей!» — бодро отвечает нам Миша, оставаясь работать в вечернюю смену. «Что это за дети? Кто их родители?» — думаем мы, теряясь в темноте и догадках.

Своим шитьём Миша накликал нам «беду»: в четверг вечером на верфь прибыла с визитом группа мастериц с фестиваля лоскутного шитья «Душа России». Мастерицы-лоскутницы гуляли по верфи и слушали Мишины небылицы про настоящих поморов и их дальние путешествия. После экскурсии — традиционный поморский ужин с печёным палтусом, мочёной треской и наливными шаньгами.  Весь вечер гостьи пребывали в лёгкой эйфории от увиденного и услышанного, некоторые впервые в жизни испытали пищевой катарсис.

27 октября, пятница

Пятницу мы прожили в щадящем режиме.

Санузел на глазах превращается из грязной каморки в фешенебельный ватерклозет.

Мишина модель постепенно приходит к совершенству.

Анжела высится и набирает форму.

Сезонное оживление наступило в стане волонтёров-сканнеров. Сканнеры живут своей незаметной жизнью на втором этаже в сканерной. Они являются по утрам, шуршат бумажками и скыркают стульями по потолку. Иногда из сканерной доносятся какие-то голоса. Сканерная находится прямо над кухней, и сквозь щели в полу туда проникают хлебные запахи и суровые плотницкие разговоры за жизнь. За неделю сканнеры напитываются духом верфи и исчезают, оплодотворённые, на все последующие выходные.

Ну а нам в субботу и воскресенье принимать ещё две группы затейниц-мастериц с фестиваля, готовить банкеты, играть музыку, наводить порядок на верфи.

Миша собирается доделывать модель карбаса.

Лёша с Артёмом уже сбегали в магазин за пельменями.

Текст: Катя Суровая

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: поскольку в штате Товарищества поморского судостроения есть только Катя Суворова (находящаяся на больничном), но нет Кати Суровой (вообще никакой), то мы и сами не знаем, кто всё это писал. Если честно, нам даже немного страшно.

Фото: Миша Крупенин, Катя Суровая

#ПоморскаяШхуна

#ШколаСудостроения  #ГЦАО #ГрантыГубернатора29 #Губернаторскийцентр

#АгентствоРегиональногоРазвития29 #АРР29

#ЗаветныйФлот #ФондПотанина #ПФКИ

#ЛабораторияДеревянногоСудостроения #ФондПрезидентскихГрантов

#Makita #JET #Powermatic

Проекты верфи в 2023 году реализуются совместно с Северным Арктическим федеральным университетом и Северным морским музеем при поддержке Агентства регионального развития, Фонда президентских грантов, Президентского фонда культурных инициатив, Губернаторского центра и Правительства Архангельской области.

Проект «Заветный флот» реализуется победителем конкурса «Креативный музей» благотворительной программы «Музей без границ» Благотворительного фонда Владимира Потанина.

Производственная часть проекта «Поморская шхуна» осуществляется при содействии партнеров-производителей профессионального инструмента Powermatic и Makita.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × 2 =

Прокрутить вверх