Первый приезд норвежских специалистов в Архангельск. Презентация проекта Поморская шхуна, 17-21 февраля

17 февраля, Архангельск

Встретили Ивара Хофландсдала  и Эндре Лунда в аэропорту Архангельска. Долго ждали такси. Когда пришла машина, пришлось заказывать еще одну. Не понимаю, почему нам прислали допотопный ВАЗ?
Вечером сидели с Иваром и Эндре в ресторане и задавали вопросы о том, как будет идти стройка шхуны. Их у нас накопился не один мешок. Меня больше интересует планирование стройки, Алексея Чиркина — технология. Разговор за пивом напоминает допрос, но информаторы, кажется, не думают запираться и охотно отвечают. Первый вопрос, конечно, о дереве. Сколько, какого качества нам нужно заготовить лесоматериалов сейчас, в конце зимы, на первый год работы? Мы уже знаем, что в Норвегии, а значит и на Белом море, шхуны строили из северной сосны. Были мысли купить, например, дорогой и качественный дуб или лиственницу на киль. Но подумав мы решили использовать традиционное дерево. Конечно, сегодня в Норвегии при строительстве таких судов используют новые материалы — пропитки, силиконы, краску, но дерево остается прежним. Также поступим и мы.
Ивар и Эндре пытаются отвечать по порядку и поэтому разговор легко уходит в сторону от конкретики к общим принципам стройки деревянного судна. Некоторые добытые в первый вечер сведения кажутся совсем уж фантастичными и не укладываются в голове. Например, прозвучала мысль о том, что для надводной части деревянного судна используется более качественная древесина, потому что она опресняется осадками, а подводная в соленой воде и так не гниет. Вроде, логично, но все равно переварить это пока сложно.
Задача для обдумывания: норвеги предлагают заделывать швы между досками борта традиционно конопаткой, а не использовать современный сикафлекс. Говорят — практичнее. Очень нас этим утверждением озадачили. В процессе разговора стараемся понять, насколько парни музейщики, по своей природе. Пытаемся объяснить, что  нам «не шашечки, а ехать». Задали им этот вопрос. Они в ответ спросили, чем мы хотим закрыть крышу рубки. Правильным был ответ — фанера и стеклоткань (я, кстати, тоже так подумал), то есть они все-таки предпочитают ехать и не под протекающей крышой — это хорошо.
Еще одно открытие — Ивар и Эндре не озабочены относительно качества лесоматериалов. Во всяком случае, намного меньше чем, как я понимаю, строители дорогих деревянных яхт. Нам есть о чем подумать. Мы-то пригласили их показать нам «правильное» дерево для стройки и думали, это будет очень сложный предмет разговора. Оказывается, сложности нас ждут в другом.
Еще интересное — говорят, что ежегодно для поддержания корпуса шхуны в порядке потребуется работать четыре недели командой 4-5 человек. Я думаю, это больше касалось зверобойных шхун в старину, когда они тяжело работали на промыслах. Теперь, надеюсь, работы будет меньше.
В самом конце дня Поля спросила, не пора ли нам отказаться от строительства деревянной шхуны. Много деталей, сомнений прозвучало. Алексей хорошо ответил, что если бы мы говорили о стальном, пластиковым или алюминиевом корпусом, вопросов было бы не меньше.

18-19-20 февраля

Работали в Морском музее. Ездили на места предполагаемой стройки первого года. Были на лесозавод и на небольших частных пилорамах.
52315702_822144418161318_4538337722292502528_n
В планах на этот год: собрать киль, штевни и шпангоуты. Примерно, как на этой модели, но шпангоутов будет очень много.
IMG_2998
Удивляют цифры. Склеить шпангоуты быстро — в день по одной ветви. Тридцать пять шпангоутов по две ветви — получается 70 рабочих дней. Но обработать их потом, снять маковку — еще столько же времени. Много возни будет с килем.
приезд норвегов 2
Итак, сделать силовой набор в этом году — уже половина дела. Нам потребуются большие деревья на 8 больших деталей для киля и кильсона, его верхнего друга.
Для изготовления киля и фальшкиля потребуются:
Брус 300х300х13000 мм — 1 штука
Брус 300х300х10000 мм — 2 штуки
Кильсон сделаем из:
Брус 300х400х13000 мм  — 1 штука
Брус 300х400х7000 мм — 2 штуки
На эти части нужна маскимально ядровая качественная часть бревна, без дефектов, с прямой структурой.
Древесина для шпангоутов может быть обычной. Они будут клеёные из досок. Это радует. Обычные доски мы купим — значит, фронт работ нам на этот год почти обеспечен.
Шпангоуты, штевни, кницы наши прадеды делали из специально отобранных искривленных участков ствола. Кривым может быть и ствол дерева, и его комлевая часть, переходящая в корневища. «Кривули» и «Кокоры» — эти  экземпляры отыскивались, вырезались и обрезались с двух сторон до полубруса (лафет). Дальше, к полубрусу прикладывали шаблон детали, находили наиболее подходящий кусок и забирали в работу. Быстро и крепко. Найти достаточное количество таких кокор для наших шпангоутов будет очень проблематично, поэтому в этом месте мы начнем отступать от исторической достоверности. Все изогнутые детали будем клеить из тонких (10-15 мм) планок, набирая в пакет. Планки (доски) легко гнутся, а после застывания клея получившаяся деталь сохраняет форму, заданную чертежом. И прочность такой детали получится выше, чем из цельного куска дерева. Этим приёмом уже давно пользуются и норвегии, тоже клеют шпангоуты из досок.
P1010032
Работа кропотливая, для нее нам понадобится понадобятся:
20х250х6000 мм — 2000 штук (даже представить страшно).
С просушкой доски для шпангоутов и продольных элементов придется еще разбираться. Но опять же, по мнению Эндре и Ивара, больших проблем нет. За два месяца доска должна высохнуть до влажности 18-20 процентов — то, что нам нужно.
После бани накануне презентации.
после бани

 21 февраля, презентация проекта в Архангельске

CTWQsITxSgCnXv2gMJQgCA_thumb_6 HX9rPfjSQqi4nxFtJ2NtXw_thumb_86esqoQwWSXenAJyofEovFA_thumb_7
Автор фото — Артем Келарев.

Запись презентации проекта «Поморская шхуна» в Северном морском музее от Центра социальных инноваций (ЦСИ) Архангельск.

Видео-зарисовка от ТО «Северный огонь» о первых шагах проекта «Поморская шхуна» в Архангельске, 17-21 февраля.
Режиссер: Пётр Меньшиков
Оператор: Сергей Минин
Партнеры проекта «Поморская шхуна»: Северный морской музей, Правительство Архангельской области, Норвежский Баренцев Секретариат, Кенозерский национальный парк, Русское географическое общество.
Информационные партнеры: ТО «Северный огонь»Arctic.ru — специальный проект МИА «Россия сегодня».
лэйбл ПШ c партнерами
 

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × два =

Прокрутить наверх