«Я забил свой первый гвоздь, когда мне был год и восемь месяцев»

Артем Бывальцев, портреты верфи.

Подготовила Катя Суворова

«Мне было тринадцать-четырнадцать лет, и я уже занимался судостроением в полный рост. В судостроительном кружке мы делали ходовые лодки, которые испытывали в бассейне. Еще тогда я решил для себя, что буду делать в этой жизни.

Когда мне было четырнадцать, я сделал свою лодку метр на два уже сам.

Когда мне было пятнадцать-шестнадцать лет, я построил для себя мастерскую: купил у соседа сарай, разломал его, построил заново, натаскал туда досок и стал работать там.

Я всегда хотел быть именно столяром. Еще будучи в школе, я это знал. Кто-то хотел быть космонавтом, кто-то президентом, а я хотел быть столяром и заниматься деревом. У меня это получалось, и я хотел это делать».

Сегодня в «Портретах верфи» мы публикуем интервью с Артемом Бывальцевым – гордостью столярной команды Товарищества поморского судостроения.

О первых гвоздях, детской мечте, хороших людях и парусах – в новом материале рубрики «Портреты верфи».

Детство

Я забил свой первый гвоздь, когда мне был год и восемь месяцев. Забил его в пол, а куда же еще? Колотить в пол было удобно, вот я сидел и колотил молотком, который был под стать моему возрасту и комплекции. Уже в сознательном возрасте я помню эти гвозди у нас в полу: гнутые, заколоченные целыми гроздьями. Наверное, мама решила оставить их на память.

Уже после тех первых гвоздей я все время строгал какие-то палочки, что-то из них делал.

Когда мне было лет десять, я поехал в Воронеж, в гости к дедушке. Там я познакомился с мальчиком, который делал масштабные модели из бумаги: один к ста.

Я увлекся этим и тоже стал делать модельки. Что-то рисовал, склеивал, получалось неплохо.

Лодки всегда были во мне

Когда я учился в интернате, то попал в судостроительный кружок.

Там мы строили ходовые лодки, на них можно было плавать, мы испытывали их в бассейне. И все, я заразился этим. Мне было тринадцать-четырнадцать лет, и я уже занимался судостроением в полный рост. Еще тогда я решил для себя, что буду делать в этой жизни.

Когда мне было четырнадцать, я сделал свою лодку метр на два уже сам. Потом успешно продал ее.

Когда мне было пятнадцать-шестнадцать лет, я построил для себя мастерскую: купил у соседа сарай, разломал его, построил заново, натаскал туда досок и стал работать там.

Начал делать еще одну лодку, но почему-то ее не достроил. Может быть, стал взрослеть и смотреть на девушек (смеется). Так что лодки отодвинулись, но только немного.

Они все равно были у меня в голове, я все время что-то чертил, собирал журналы «Катера и яхты», строил модели катеров – это всегда было во мне.

Когда я пошел в армию, то служил в боцманской команде на БПК «Адмирал Харламов». Так что я еще и боцман.

Судостроительный кружок, Артем Бывальцев - крайний справа

Кто-то хотел быть космонавтом, кто-то президентом, а я всегда хотел быть столяром

Я из Архангельска. Все мое детство прошло здесь, в центре города, на улице Космонавтов. Я закончил девять классов школы, курсы столяров и курсы мотористов-рулевых. При этом я умею все, что мне нужно: померить площадь, ширину, высоту, посчитать кубатуру по формулам. Этих знаний мне хватает.

В моей семье никто не имел дела с деревом. Папа у меня сварщик, трубопроводчик, корабельный слесарь, моторист и так далее. Мой дядя копровщик, а другой дядя пожарный. Деревяшками у нас занимаюсь только я.

Я всегда хотел быть именно столяром. Еще будучи в школе, я это знал. Кто-то хотел быть космонавтом, кто-то президентом, а я хотел быть столяром и заниматься деревом. У меня это получалось, и я хотел это делать.

Никаких других горизонтов, мол, я хочу быть банкиром, я себе не придумывал. Я себя не обманывал. Лучше быть хорошим столяром, чем плохим банкиром, на мой взгляд.

Где только я не работал. Строил мосты, деревянные и железобетонные. В позапрошлом году построил себе дом семь на семь в деревне: один, сам, за месяц. Закрутил винтовые сваи при помощи редуктора с приводом электрической дрели, приварил площадки, положил окладные венцы, впилил балки перекрытия первого этажа и через двадцать четыре дня уже сидел на крыше. Второй свой дом я строю в городе.

В тяжелые времена я работал укладчиком доски. Работал в церкви, делал деревянные киоты, мебель, делал короба в «Беломорских узорах», сделал сигарбокс-гитару, работал в

«Красной кузнице», на Соломбальской судоверфи.

Делал с товарищем всякие красивые деревянные беседки, которые мы отправляли в Москву. Делал лестницы.

Ездил в командировки и строил с бригадой крыши: в Плесецкой больнице, в воинской части архангельского спецназа на Почтовом тракте.

Занимался частным домостроением: делал дома и бани.

Артем Бывальцев

Приезжай, здесь строят деревянную шхуну

Когда я работал в соломбальском храме Мартина Исповедника, то подружился с отцом Андреем Хрусталевым. Он знал, что я увлекаюсь лодками и кораблестроением. Однажды он позвонил мне и сказал: «Приезжай на верфь, здесь интересно, здесь строят деревянную шхуну».

Я взял своего друга, и мы поехали смотреть. Сели все вместе: Женя Шкаруба, Миша Крупенин, отец Андрей и мы с Саней. Слово за слово, разговорились, и тут оказалось, что Жене с Мишей нужна помощь, чтобы сращивать ламели для киля шхуны.

Говорим им: «Мы могём». Нас попросили провести мастер-класс. Да не вопрос! Приехали и провели.

Тогда нас спросили, можем ли сделать всю эту работу. Можем! И сделали.

А дальше получилось так: я работал в Красной кузнице, занимался внутренней отделкой кораблей. И вот, там пошла совершенно неинтересная работа, в которой толком не было роста. Дошло до того, что мы чуть ли не заборы стали красить. Тогда я позвонил Жене и сказал: «Вот так и так. Может, возьмешь меня на работу?». Он ответил: «А давай. А возьму». Это был декабрь 2020, то есть, я работаю на верфи уж больше года.

Артем Бывальцев

Истинный ученик

Здесь я построил здесь шесть лодок.

Я всегда жил этим. Я, например, не знаю, как учить человека делу, которое ему неинтересно. А человек, которому интересно, будет учиться сам: подсматривать, делать выводы, ставить пометки, конспектировать.

Когда Петрович (мастер народного судостроения Виктор Петрович Кузнецов – прим. ред.) строил на верфи карбас «Архангелъ», я делал бакс для шхуны. Но я все время ходил и подсматривал за Петровичем, как истинный ученик: смотрел, как он подколачивает обшивку, как делает все остальное.

У меня оставались какие-то наметки с прежних, школьных времен, и я видел, как работает Петрович. Я понял весь процесс и разложил его по полочкам. Когда пришло время строить свой карбас для регаты, я это уже умел. И повторил то, что делал Петрович.

Артем Бывальцев и Виктор Петрович Кузнецов

Верфь – это феномен

На верфи офигенно. Все, что здесь происходит – это какой-то феномен. Я никогда такого не видел и не слышал. За год на верфи со мной произошло столько событий, сколько не происходило за двадцать лет до этого. Раньше я встречал одного хорошего человека раз в пятилетку, а тут кругом все люди хорошие. Куда ни плюнь, попадешь в хорошего! Хотя плевать, конечно, не стоит (смеется).

Здесь я снялся в кино – это вообще непостижимо. Здесь увидел Михаила Кожухова.

Здесь снимают какие-то передачи, сюда приезжают художники, тут постоянный движняк, и это классно!

Тут мое любимое дело. Я хожу и в хорошем смысле горжусь, что работаю здесь. Думаю, в Архангельске не так много людей, которые занимаются лодками, строят их сами. Всем нам здесь просто ужасно повезло. А главный двигатель всего этого, конечно, Женя, и он большой молодец.

С карбасом "Архангелом" мастера Виктора Петровича Кузнецова

Мечта

Мне сорок два года, я всю жизнь мечтал о лодках, а под парусом пошел впервые здесь, на нашей регате. На лодке, которую мы построили с командой верфи – и мы победили. Конечно, это главное событие. Паруса, путешествия на «Вашке» – всё это какие-то фейерверки, какое-то чудо.

А прошлой весной я купил себе свой деревянный катер-соломбалец. Сейчас у нас обстоят так, что лодку-самострой в России толком нельзя зарегистрировать, а если и можно, то это очень трудно.

Так что моя детская мечта построить корабль и уплыть на нем разбилась было о рифы нашего великолепного законодательства. Но я возьму свой «соломбалец», полностью его реконструирую и поплыву на нем!

Под парусами на карбасе верфи Товарищества
Поморская карбасная регата
Поморская карбасная регата, команда судостроителей-победителей

Текст подготовила Катя Суворова.  

#ДеревянноеСудостроение #ПортретыВерфи #ПоморскаяШхуна #ФондПрезидентскихГрантов #ФондПотанина

Проекты верфи в 2022 году реализуются совместно с Северным (Арктическим) федеральным университетом и Северным морским музеем при поддержке Агентства регионального развития, Фонда президентских грантов и Губернаторского центра Архангельской области.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

один × четыре =

Прокрутить наверх